Самая дорогая награда — медаль «За отвагу»

за отвагуВремя неумолимо отделяет нас от событий Великой Отечественной войны. Но то главное, что пришлось пережить ее участникам, навеки должно остаться в памяти потомков. Тех, кто дожил до празднования 70–летия со дня великой победы — единицы. Уходят ветераны. Но только они могут рассказать, какой на самом деле была война, какой ценой досталась победа.

Одним из тех, кто прошел все круги ада Великой Отечественной войны с фашистской Германией был Суворов Василий Павлович, ветеран Великой Отечественной войны и труда, брат моего отца.

      Сложная судьба была у моего дяди. Пережил контузию, тяжелое ранение, в результате которого была ампутирована нога. Практически все послевоенные годы жил и работал бухгалтером в нашем Гродненском районе. С трепетом и неимоверным волнением слушали мы его воспоминания, малая часть их еще при жизни ветерана были записаны моей мамой, публиковалась на страницах региональной газеты «Перспектива».

Суворов Василий Павлович рассказывал:

       Призвали меня 13 марта 1944 года. Практически за месяц до восемнадцатилетия.

       После принятия присяги сразу направили в г.Пермь. Боевая служба началась на немецкой границе. Воевал на I Украинском фронте, дошел до Берлина. В Германии все время был на передовой. И столько раз был на волосок от смерти. На фронт вместе со мной из деревни, которую назвали поселком имени Воровского, призвали четверо парней, а живым вернулся только я один.

      Самая дорогая моя награда — медаль «За отвагу». Награждали ей не каждого. Это самая лучшая солдатская награда. Ее действительно давали за отвагу в особо критические моменты сражения. Свист пуль у самого виска, а мы пробираемся на передовую. Пустая траншея метров 400, а там наша пулеметная рота. Это позволяло немцам брать «языков», а я был на крайней ее линии. Пятеро наших бойцов в качестве «языков» взяли фашисты. Темнота. Тишина. Слышу тихий кашель и шепот. Значит, подползают. Незаметно сполз в траншею, оттягиваю автомат, нажимаю на курок. Остановился только когда рожок закончился. Взял гранату. Жду, что вот-вот накинутся на меня. А с места сойти не могу, не идут ноги. И как бы слышу голос матери: «Иди к своим, сынок». С трудом сдвинул ноги с места, пошел, еле переставляя ноги, потом бегом. В награду пять дней отдыха мне дали.

      Наводчиком потом был самой малой пушки. Подбил два немецких танка. Перенес тяжелое ранение, в результате которого ампутирована нога. Перенес несколько сложных операций, когда ногу подрезали выше и выше. Жизнь моя в госпитале – это особый разговор о таких же бедолагах, как я, о докторах, медицинских сестрах и нянечках, о том, как однажды после  сложной и неимоверно тяжелой операции я видел, что в палату с высоким потолком вошла очень высокая женщина в черном и спрашивает: «Где тут Суворов?» Хлопцы говорят: «Нет здесь такого». А я, до этого не в состоянии был даже пальцем пошевелить, обескровленный и измученный, так закричал, что сбежались доктора. Узнав в чем дело, доктор приказал медсестре: «Не давать ему уснуть до утра. Уснет – все». Сестричка и не дала, хоть уснуть хотелось страшно. Расспрашивала про маму, брата и сестру, просила, чтобы говорил, бесконечно говорила сама, теребила меня, целовала и обнимала, просила не спать, и так до утра. А утром пришел врач, посмотрел, послушал: « А теперь спи, будешь жить…»

      Орденом Отечественной войны I степени награжден за штурм Берлина. Двадцать лет не знал, что удостоен такой награды. Вручили мне ее в 1965 году. Позвонил знакомый: «Слышал, что ты награжден. Прочитал про твой подвиг в газете». Пошел в военкомат – как так? В газете тогда вышла статья под заголовком «Орден нашел героя».

           Все про войну не расскажешь, и не напишешь. Нужно сто раз переосмыслить все, начиная с первых шагов солдата, первого взрыва, первого плача до победы.

 

Воспоминаниями делилась Пик Татьяна Николаевна, директор Гродненского районного СПЦ

You may also like...